* * *

Vexilla regis prodeunt inferni
verso di noi…

Dante [1]

Дымный отблеск ада. Полночь как
судный день — и кровь течёт с экрана.
Красноглазый недоросль в очках
мышкой добивает великана
с общечеловеческим лицом,
и апофеозом реализма
не в окошке яблоня с гнильцой,
а цветенье виртуальной жизни
в оцифрованном грядущем, где
ветеран с базукой и кастетом
всё шинкует монстров и людей,
а в соседней комнате у деда
тишина такая, что хоть вой,
но неразличим за канонадой
из колонок шёпот смерти — той
настоящей, вкрадчивой, заклятой.

[1] Знамёна царя ада всходят перед нами. Данте