* * *

Снег последний идёт, не касаясь
апрельской земли
обожжённой, а где желтоватой.
Войлок осени вылез на зависть,
и берёзовых рощ корабли
с парусами из ваты.

Облака перекатываются валами
в беспокойстве глухом
над разрухой родимой.
Ворох прошлого. Лёгкое пламя.
В небе тают гуртом
космы светлого дыма.

Вейник шепчется на ветру, изумляясь
безвременью года, не то
обсуждает прохожих.
Веточками пошли тополя из
обрубков своих испытаний, гнездо
укрывая морщинистой кожей.

Солнце брезжит сквозь марево гжели,
желток мать-и-мачехи на юру
между клёном и липой.
Под синкопы беспечной капели
воробьиную детвору
привечаешь улыбкой.