* * *

Джо Дассен в подземном переходе.
В полушубке на снегу Вивальди.
Мусоргский ночует у ларька.
Зёрна нот при пятничном народе
расцветают на асфальте,
спрыгнув со смычка.

Сердце стынет, пальцы коченеют.
Бесталанность родненькая снова
под руку берёт наедине.
Ложе Волги сквозь огни чернее
хмурой ямы оркестровой
с горечью на дне.

Сам себе бормочешь: «Человече,
дни свои каким зерном наполнить,
чем талант неверный оправдать?»
В рот набрал воды ноябрьский вечер,
и муаровые волны
музыке подстать.