* * *

Лицом к лицу легла дуэль
за стыд и страх, а нынче
сталь посылается за тридевять земель,
и не узнать объём добычи.

Не приготовиться — но с миной в рукаве
жить полутрупом на границе,
и Гоголь с Пушкиным шагают по Москве
с табличкой «Я — полуубийца».

Скелет из арматуры, а не дом,
играет в прятки под огнём.

«Энола Гай» на связи. Мистер Тиббетс,
идёте на рекорд.
Один щелчок лавину смерти выбьет,
сошедшую за борт.

Грех удали, отпущенный приказом.
«…а если бы всё знал,
то повторил, и не жалел ни разу!» —
и спит спокойно генерал.

За что надежде уцепиться?
Земля волчком и беженцами птицы.

Весна, от тишины короткой
шалея, прыгает в окоп.
Грач фиолетовый с полковничьей походкой.
Синица в каске, сдвинутой на лоб.

Расчищен выход из подвала,
и в неприятеле на солнце узнавать
старуху с паспортом и драным одеялом,
похожую на мать.