* * *

На аллее любовников ночь
осыпает листву. Поздний август
жёлтых блёсток на роскоши трав густ
и прян, и до плоти охоч.
Золотая его солдатня
через бреши в заборе санчасти
в самовол колесит, мол, сейчас-то
запоём, веселя и кляня
розовато-белесых девиц
с нарисованными очами.
Светомузыка ждёт у причала,
и галоп разноцветных зарниц
ярче Веги. На фоне «Тату»
блекнут звёзды помельче, и шёпот
о любви переходит в смешок под
икоту и тошноту.

Это — жизнь. Принимать или нет
соблазнительно-сумрачный свет,
но прижиться — случайно и слепо.
Времена не меняются тут,
и Франческа с Паоло живут
под таким же неоновым небом.