На смерть Стива Джобса

Создатель всемирной империи цифровых
таинств, миллиардер и владыка микро-
соблазнов отправляется в офис к господину иных
миров на приём, обзаведясь не айфоном, а биркой
на ступне, с неведомым ставши накоротке,
яблоко надкушенное зажав в руке.

Тамерлан двадцать первого века возвёл не одну
цитадель на берегах Америки и Китая.
Как бескровно теперь порабощают страну
за страной, дарят бусы вождям, потакая
той же слабости. В итоге одни племена весь день
до обморока паяют, другие юзают пикающую дребедень.

Только голод и безрассудность. На пустяки
не размениваться, вроде благотворительности или
экологии. Всё на алтарь идеи — фанатиков таких
почти не осталось. Конторой руководили
мысль о завтрашней смерти и тень творца,
остальное производилось от первого лица.

Блаженной нирваны — делец, краснобай и буддист.
Не мир или меч принести, но мечту в кармане.
Значит, время призвало тебя, как осенний лист.
Роль свою доиграть хорошо. Напоследок сказать: «Ом мани
падме хум!» — и вычислить кэш. Всё-таки был похож
на Микеланджело, а на днях в деревянный лёг макинтош.

Человек оказался хрупок. Брак и переполох.
Рак не торгует акциями. Дух не платит налоги.
Гаджеты молча работают. Спит компьютерный бог.
Щёлкают мышки. Скорбью переполняются блоги.
Мир успешно дефрагментирован. Жизнь одна.
Далее смерть. В конкуренции побеждает пока она.