* * *

Немота через край налита,
шелест разве невнятный
исполняется ветром осенним с листа
в исправленьях и пятнах.

Ясень врос в перекрестье окна,
сетью пальцев поймал неживое
и ощупать старается — так прирастает она
смехом, шёпотом, воем.

А ребёнок всё лепит её из песка,
а любовники ловят в постели,
а случайно увидел приметы её языка —
и виски поседели.

Гроздья страха на ветках висят,
оттого-то и сладок
плод любой, — вот и хочешь числом на весах
с малодушием сладить.

Теоремы доказывать, начерно жить,
полагаясь на сумму
бесконечных слагаемых, но чертежи
все под калькой безумья.

Крепче слова держать эхолот,
голос утлый сверяя по этой
немоте за окном, где пейзаж залетейских болот
снегом залит, как светом.