* * *

Осень в сердце свила гнездо
и уже не слушает утешений
от воды с облаками, не то
гонит перистых в шею.

Листопад обернулся плащом ли, плащ
распахнулся во всю аллею.
Больше воздуха в грудь, не плачь
там, где клён от стыда алеет.

Больше призрачной веры! Пусть
всё гниёт, скукоживается, глохнет,
до корней промерзает горящий куст,
смертный пот застилает окна.

Больше сложности — на людском пиру,
простоты — у осени в средоточье.
На троих две липы с собой берут
в плаванье за истиной полуночной.

Нет у жизни отклика, ни перста
в небесах. Но на скорлупке судна
мачты всё возвышеннее, когда
безответны. Вдвойне — абсурдны.