Рафаэль

Не мачта ЛЭП, а шестикрылый
ажурный серафим
гирлянды пальцами сжимает через силу,
и лунный нимб над ним.

Так он стоит у перекрестья,
где льётся Млечный Путь на улицу
Свободы непонятной вестью,
а пьяница внизу сутулится
и валится ему под ноги
блажным, не то убогим.

Под электрическое тремоло
от проводов Земли
январский воздух объявляет: застарелые
дни Товия прошли.

Он перепутал век изданья,
он говорит — его не слушают,
и чудо приручённым станет,
и, трансформатором заслуженным
ток переменный укротив,
он исказил мотив.

Бог-робот поступил на службу
и с лампой на челе
нисходит к нам… Себя, себя послушать
во адской толчее.

Себя — где мысли под прицелом,
себя — когда вживят по совести.
Скафандром обернулось дело
в религиозной невесомости,
и в тень зашедшая планета
едва ли чает света.

Не бойся верить, Рафаэль,
и лунной головой
в потёмках не качай, — заржавленный ноэль
звучит — и бог с тобой.