* * *

Разноголосица и смех
на верхней палубе. Крик чаек
обрушивается на тех,
кто ничего не замечает.
Ни содрогания лучей
на коже волн, ни прозябанья
ольхи в уступе скал. Зачем
язык змеиный за зубами, —
когда привычнее нырять
в мирок мобильника под пиво,
и злую молодость опять
ловить за жабры торопливо;
когда сочувствие поднесь
вознаграждается, откуда
не ждёшь, и ангельская весть
не полагается на чудо;
когда за совесть, не за страх
унылой заповеди вторят;
когда в наветренных глазах
и без того достанет горя —
а если так, то, наконец,
зачем преумножать владельцев
глаголом выжженных сердец?!

…но — не понять, не отвертеться;
и не спеша идти на ты,
набравши в рот камней, упрямо
молчит чернь ладожской воды
под строгим небом Валаама.