* * *

Олегу Горшкову

Сквозь розовое небо декабря,
желтеющее в плавном измененье
к сиреневому — там, где в сонной лени
уже потягивается заря, —
растут кораллы. На стыдливо-голых
берёзах парка инеевый цвет —
как слово подобрать — сияет? — нет;
не соткан? — нет. Убогие глаголы,
среди которых тает паутина,
морозом свитая, — куда, постой!
Накинутое второпях пальто,
скрип каблуков и счастье без причины.
Вот безъязыкий мир! Как немотой
своей он искушает очевидца,
что тот скользит, не разбирая лиц — за
предложно-притяжательной мурой!..
Гремят трамваи, полыхает солнце
рекламой в оцинкованном щите,
а человек кривится и смеётся,
блестя слюдой, замёрзшей на щеке.