* * *

Олегу Горшкову

Спина к спине. Двенадцать человек
уставились в экраны, пропадая
от одиночества, начав забег
по клавишам, общаясь с проводами
и пиксельными лицами — как те
оглохшие в придонной немоте
слепые завсегдатаи триаса.
Священник Дарвин, ангел Джабраил,
что скажете? — и рот открыли разом
от веры в очищающий тротил
со взвешиванием души, когда
лукава химия, темна вода.
Пропан и сера подменяют астру
конфорки. Сталь комфортней, чем вулкан
разбуженного чайника, гораздый
на чудо и ожог. Не океан
спит в капле кипятка, но бледный чай.
Метафора всевышняя, прощай!
Пустеет небо, и блестит макет
эпохи — той, где всадники за данью
уже пришли, а нам и дела нет,
опутанным своими проводами.