Вступление

То — высочайшее, то — всеобъемлющее, то — сияющее и то — в тебе, Шветакету!

Чхандогья-упанишада

Свят Петербург.
Зимний дворец
пуст. Интернационалом толпа
летних туристов. Немец и турок,
француз и кореец
пишут восьмёрки кругом Александровского столпа.

Ролики-скороходы, скейтборды
фокусников площадных, а на лицах
солнце в очках. Львиные морды
рэп изрыгают, и время двоится.

Улицы, полные утлой жизни,
сетью чухонской на глобус наброшены.
Время двоится, как ни крутись, ни
перелицовывай прошлое.

В мире, оставленном на себя,
радиоволнами всклянь залитом,
зверство родное не истребя,
бродит запах палеолита.

Там, где компьютерный бог не страшен
и не выносит свободы шея,
из-под пронзающих небо башен
шепчется музыка разрушения.

Чёрные нимбы наушников.
Плеск оловянный идёт по Неве.
Зеленью стены облиты наружные,
прежде — багровые, а в синеве
боги античные холодно смотрят на пиршество света,
разные виды видавшие со своего парапета.

Далее     К оглавлению