Глава 16. Война

— Теперь политика — шашка да бурка…
— Социалисты — и те как один…
— Обедать в Париже, ужинать в Петербурге!..
— На плечах неприятеля въедем в Берлин!..

— Мужицкие плечи не то выносили
в наполеоновские времена…
— Тикает бомба в сердце России,
а тут ещё и война…

Царство патриотической мишуры,
газетных вояк и чиновного сброда.
Бабий вой да скрытое до поры
угрюмое молчание народа.

— Неготовность армии поражает…
— Голыми руками его задушим…
— Как раз воротимся к урожаю…
— Соскучиться не успеешь, Танюша…

Листопад, но не листьев, а крупнооптовой
разнокалиберной и разрывной,
вшивой, окопной, мёрзлой, готовой
вспучиться летом и всплыть весной —
славы — что золота над франтоватым
поручиком. Клюквой обрызган редут.
Из мазурских болот — в долину Иосафата
десятки тысяч бредут.

— Николай Николаевич, потери громадны…
— Второй армии Самсонова больше нет…

— Четверть миллиона? Доблестью ратной
счастлив народ и не ведает бед!

———————————————————

— Поел казак — и набок, вот казак и гладок…
— Со Спаса дерём, на Николу кладём…
— Гляди, соблюдут этапный порядок…
— Валяй теперь, по всем по трём…
— Убили в сарае какого-то херца…
— А мы причём тут? Иди, воюй…
— Паны дерутся, а нам — коленца…
— Покойником пахнет, я говорю…

— Квис нон клячам хабет — пехотаре дебет!..
— Дюже грамотный! Пёхай, семинарист…
— Трое, говоришь? Вон у Петьки девять…
— Отощать со щец таких, чисто глист…
— Ничего, схуднёшь — и промажет Ганса…
— Я тебе промажу, подставь-ка рот…
— Генерал погоняет, а нам впрягаться…
— Царь и народ — всё в землю пойдёт…

— Встать! В атаку! —
        — Лесом да волоком
оно лучшее… —
      — К трибуналу трусих! —
— Иди, благородие, сам лезь на проволоку
с одним штыком на троих!

Время играет не ядрами старыми —
стопудовыми крупповскими литаврами.

Безотказная техника вполоборота
отсыпает смерти на годы вперёд,
не успеть и выкрикнуть, когда роту
за минуту скашивает пулемёт.

— В лобовых атаках одна неволя…
— Помер, семинария… Растерял латынь…
— Аника-воин сидит да воет…
— Письмецо Илье, а Илья — аминь…
— Ты портянку-то по ноге тяни…
— Оделся землёй, и весь разговор… —
…когда уже к середине трагедии
гибнет хор.

За пять километров литые образчики
стряхнут и размажут, как комара с щеки.

Колосья, под ветром бегущие, родом
из-под курских лесов и арбатских ворот
друг под друга валятся, когда роту
за минуту скашивает пулемёт.

— Штык — молодец, только пуля — не дура…
— Лёг под образа, да и выпучил глаза…
— С одного вола не дерут три шкуры…
— Бесовская харя — противогазá…
— Невесело с этой бабой наедине…
— Роль Марса играют иприт и хлор… —
…когда уже к середине трагедии
гибнет хор.

— Стреляй да колú, а кóли усоп,
вон — кадилом помашет поп.

Что пшеница колышется паства.
«Святый Боже» вонзается в синь.
— Толцытеся и воздастся вам!
— Благо ми, яко смирил мя еси…

Холмы да кресты. Над рыжей травой листва.
— Диавольский тевтон-паразит
не оборет Христолюбивое воинство!.. —
— От батюшки-то никак водкой разит…

Переполнена церковь-палатка.
Запах пота и крови сильнее, чем ладан.
С просветлёнными лицами — под аналой.

— Во блаженном успении вечный покой!
— За царя и отечество смерть пригожа!
— Уготован во облацех урожай
православному воинству! —
            …ну и рожа,
хошь репу сей, хошь морковь сажай…
щёки ажно шире лба…
— Стрельба!

Умолкает и ангельская трель,
когда ревёт и визжит шрапнель.

Распаханная от недельной стрельбы,
сама земля встаёт на дыбы.

Контуженой глушью — ни мёртв, ни жив —
железо смерти кругом лежит.

— Закусят поляками, нас отчихвостят…
— Всыпали так, что и фронт набекрень…
— Поговори ещё, развинтят кости…
— Пожалуют вотчин в косую сажень…

— Да уж, здорово попятное платим…
— Варшава… Ковно… всё ломит бош…
— Где снаряды, мать-перемать им?!.
— Опять за своё? Панихиды поёшь…

— Пушечным мясом быть — нету закона…
— Зато сухому — конца не видно…
— Народ что дерево: и если не икона,
как есть — дубина…

Всё запружено беженцами. Зло и пусто
на душе от бессилия. Своей рукой нести
горе — пока воцаряется чувство
какой-то глубинной неупокоенности
жизни в целом. И бог и царь
не те, что встарь.

Далее     Назад     К оглавлению